e_razvedka

Category:

И снова к вопросу о проверке контрагентов

Вопросы проверки (верификации) контрагентов при ведении коммерческой деятельности были и остаются крайне злободневными в современных условиях. Возвращаясь к этому вопросу, о нюансах и методологии проверочных мероприятий в отношении контрагентов рассказывает Первый заместитель директора Службы экономической разведки Липихин Александр Аркадьевич.

Процедура проверки контрагентов, при кажущейся формальности, остается одним из важнейших вопросов коммерческой деятельности в преддоговорной стадии, - рассказывает Липихин. Глобальных причин – две: первая – вероятность получить в качестве контрагента недобросовестного партнера, который не выполнит свои обязательства. Вторая – заключить сделку с контрагентом, который является недобросовестным налогоплательщиком по критериям ФНС, что случается, увы, нередко. В этом случае речь пойдет о доначислении налога, который, по мнению налоговых органов, является недоплаченным. Суды в этих случаях практически всегда принимают сторону налоговых инспекций, что неудивительно. Помимо этого, если сумма якобы недоплаченного налога превысит один миллион рублей, это повлечет за собою уже уголовную ответственность. Чтобы не «наступить на мину», бизнесу приходится проявлять ту самую «должную осмотрительность» и принимать необходимые меры по проверке, зачастую глубокой, собственных контрагентов – как при заключении договорных отношений, так и при длящихся долгосрочных отношениях.

- Не раскрывая профессиональных секретов, расскажу о самых необходимых действиях, которые необходимо совершить для первичного сбора информации о контрагенте при самостоятельной проверке, - продолжает Александр Аркадьевич. – Излишне говорить, что для начала необходимо убедиться в наличии юридического лица или ИП в принципе, как такового. Увы, хотя и редко, но случается, что сведения, поступающие в популярные сервисы наподобие «Спарк-интерфакс», «Контур-фокус» и подобные, иной раз запаздывают, поэтому настоятельно рекомендуется проверить ИНН контрагента по ссылке egrul.nalog.ru . Там информация обновляется практически мгновенно, случаев задержки и/или искаженных сведений за весь период оперативной практики припомнить не могу. Традиционно, срок регистрации юрлица менее одного года считается фактором, требующим проявления повышенного внимания, и ничего с этим не поделаешь…

Обязательно проверяем контрагента на наличие или отсутствие арбитражной/судебной практики. Присутствие организации в базе в качестве ответчика, даже по небольшим суммам, безусловно является тревожным признаком: даже не столько в части наличия каких-либо задолженностей, сколько, по моему мнению, в части неумения руководства компании договариваться с партнерами, - размышляет Липихин.

Наличие блокировки счетов, о чем подсказывает нам база судебных приставов, является и вовсе «тревожным симптомом» и стоп-фактором для начала договорных отношений, кто бы ни заблокировал счет – банк или налоговая. Отдельно изучаем персоны руководителя и учредителей компании-контрагента. Если руководитель является «массовым», то лучше отказаться от сотрудничества: согласимся с утверждением, что один человек не может эффективно управлять (быть исполнительным органом) двадцатью компаниями одновременно. Если же все, условно говоря, двадцать компаний зарегистрированы в течении двух-трех месяцев, то дальше можно и не проверять вовсе: явно речь идет о номинанте, который, с большой вероятностью, даже и не знает, что он является «владельцем заводов, газет, пароходов», а просто однажды потерял (или продал) собственный паспорт.

Риски: невыполнение обязательств при полной или частичной предоплате товара или работ/услуг. Здесь варианты поведения недобросовестного контрагента разнятся: либо человек/организация «теряется» (невозможно дозвониться, встретиться, офис закрыт или уже покинут и занят другими людьми), либо контрагент активно выводит ситуацию в форс-мажор – приостановление банком или налоговой операций по счетам, товар «завис» на таможне, подвели поставщики, в офисе не было интернета или электричества и платежи не совершались, и прочая «дичь». Все это – явный показатель того, что в отношении Вас совершены мошеннические действия, деньги потеряны и вероятность их возврата стремится к нулю.

Бывают и случаи, когда внешне благополучный контрагент добросовестно выполняет свои обязательства и стороны взаимно довольны друг другом, но налоговая считает, что ваш контрагент – вероятный обнальщик и, довольная собой, доначисляет вам налоги. Два момента в пользу налоговой. Первый: налоговые органы не платят судебные пошлины – судись не хочу. Второй: налоговые (кстати, и административные) правонарушения не относятся к категории нарушений, на которые распространяется презумпция невиновности. То есть не вам должны доказать, что вы виновны, а вы должны доказать, что вы невиновны. Такой вот казус (Кукоцкого). Известен случай, когда младший научный сотрудник крошечного заштатного НИИ бегал по инстанциям и доказывал, что у него нет яхты, которая на самом деле принадлежала его полному однофамильцу. В этом случае необходима, просто жизненно необходима, выездная проверка, которая делается, разумеется, гласно и с согласия контрагента. Необходимо выехать в офис и/или на производство, убедиться в наличии там самой компании, сотрудников и единоличного исполнительного органа (директора, генерального директора, президента и т.п.), которого желательно сфотографировать вместе с паспортом или водительским удостоверением. «Унизительность» мероприятия является мнимой: если человеку и его организации нечего скрывать – в чем проблема разрешить сфотографировать себя в собственном офисе? Зато у нас в дальнейшем будет железный аргумент для налоговых органов – приезжали, разговаривали, видели директора с его документами.

Справочно: история развития мошеннических схем такова, что по нынешним временам «сделать» «идеального заемщика», равно как и «идеального работодателя» - легче легкого. Огромное количество операторов IP-телефонии предоставят вам «городской» номер любого региона, переадресованный на «Свистоплюевские сотовые сети», который ни один mtt.ru не определит в качестве «подставного». Создать же корпоративный сайт любой компании – это вопрос одного дня и всего нескольких тысяч рублей, размещение в справочных изданиях наподобие 2gis.ru – это вообще штука быстрая и бесплатная. Таким образом, создать видимость «кипучего бизнеса», если не залезать в него физически – по нынешним временам вещь довольно таки себе посредственная, по силам даже старшекласснику.

Таким образом, возникает два больших блока совершенно необходимых проверочных мероприятий.

Первое. Если контрагент иногородний – обязательно и непременно необходимо договориться о выезде дружественного специалиста в адрес контрагента, чтобы убедиться в наличии и функционировании организации в заявленном адресе. Желательно с фото/видеосъемкой. Чтобы не повторить исторический сказочный сюжет: «Чьи это поля? Маркиза Карабаса!» Этим можно заниматься самостоятельно, либо привлекать дружественные и доверенные организации. Кстати, Служба экономической разведки – вам в помощь

Второе. Специфические виды деятельности. Мы можем визуально и субъективно оценить работу каменщика, маляра, штукатура, землекопа и т.д. А как оценить некомпетентному человеку (коих большинство) работу программиста? Сидит молодой человек, пишет программный код… Что он там пишет? Глядя на экран его монитора, мы становимся похожими на блондинку, внимательно глядящую под капот заглохшего автомобиля… Что она там видит? Примерно то же самое мы видим на мониторе у программиста… Поэтому в специфических видах деятельности крайне желательны рекомендации довольных клиентов: не в сети, не на форумах, а в личном общении.

Не люблю повторяться, но в данном случае повториться – не грех: «Эффективная политика безопасности – тотальное недоверие».

Липихин Александр Аркадьевич, первый заместитель директора службы экономической разведки.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic