e_razvedka

Categories:

А как у них? (часть 3)

Служба военной контрразведки (МАД).

МАД — часть вооруженных сил. Это внутренняя секретная служба, действующая внутри Бундесвера и выполняющая те же задачи, которые в гражданской сфере выполняют гражданские внутренние спецслужбы (БФФ и ЛФФ). Она располагает теми же полномочиями и подлежит тем же ограничениям и контролю, что и они. Всем, чем занимаются ведомства по охране конституции на федеральном и земельном уровнях, занимается МАД, но только в Бундесвере.

МАД, среди прочего, занимается сбором информации (сведений, сообщений и документов) об экстремистских и угрожающих безопасности страны действиях и устремлениях, а также о разведывательной деятельности в пользу «иностранных держав», исходящих от военнослужащих Бундесвера и направленных против него. Она оценивает сведения об экстремистских и угрожающих безопасности устремлениях и о шпионаже против Бундесвера и сообщает об этом политическому и военному руководству.

Компетенция МАД в будущем в связи с использованием немецких войск за рубежом больше не сможет ограничиваться территорией Германии. Ей придется в перспективе в определенных случаях действовать и в зарубежных местах дислокации Бундесвера. В середине сентября 2003 г. Федеральное правительство приняло поправку к закону, в результате чего МАД разрешено заниматься сбором информации за рубежом в тех местах, «где находятся войсковые части и сооружения войск». Итак, там она теперь тоже может заниматься своей разведдеятельностью. К информационным задачам относится, например, также проверка безопасности местной рабочей силы, работающей в местах дислокации частей Бундесвера. Вне лагерей Бундесвера сбором информации по-прежнему будет заниматься БНД. Но и в этом случае МАД получает расширенные права на использование и анализ собранной БНД информации. Анализ может распространяться и на лиц или группы, которые могут представлять угрозу для дислоцированных в зарубежных странах немецких солдат.

МАД получает свои сведения из открытых источников, через открытые расследования и опросы, из сообщений, поступающих из войск, а также путем получения информации от других органов безопасности. При противодействии шпионажу и экстремизму она пользуется также разведывательными средствами, но не располагает агентурной сетью в Бундесвере.

Президенту МАД подчинены 6 отделов:.

Отдел центральных задач (ZA) общие вопросы войсковой службы и администрация.

Отдел I Центральные специальные задачи.

Отдел II Борьба с экстремизмом.

Отдел III Контрразведка.

Отдел IV Защита кадров/ материальная защита.

Отдел V Техническая поддержка.

Кроме того, по всей Германии дислоцированы 14 отделений МАД в городах Киль, Ганновер, Вильгельмсхафен, Дюссельдорф, Мюнстер, Майнц, Кобленц, Штутгарт, Карлсруэ, Мюнхен, Амберг, Лейпциг, Гельтов и Росток.

Три спецслужбы хоть и являются самостоятельными учреждениями, но каждая из них подчинена своему правительственному органу. БНД подчиняется Ведомству федерального канцлера, БФФ — федеральному министру внутренних дел. В некоторых федеральных землях земельные ведомства по охране конституции тоже являются отделами соответствующих земельных МВД. БФФ и ЛФФ являются органами одного уровня. Сотрудники Федерального ведомства не могут давать указаний работникам земельных ЛФФ, но по закону обязаны сотрудничать с ними. В принципе, региональные экстремистские устремления находятся под наблюдением ведомств по охране конституции соответствующих федеральных земель. Если действия подозрительных организаций не ограничиваются территорией одной земли, в дело может вступить БФФ. За контрразведку ответственно именно БФФ. МАД подчинена федеральному министру обороны и входит в состав центральных органов военного управления Бундесвера. Государственный министр[8] или государственный секретарь Ведомства федерального канцлера берет на себя обязанности ответственного за работу секретных служб, чтобы ее координировать.

Помимо этих трех служб в Германии есть и другие учреждения и органы власти, которые хоть и не являются разведками в узком смысле этого слова, тем не менее, частично пользуются разведывательными методами. Речь идет в частности о Центре разведки Бундесвера (ЦНБв) и Федеральном ведомстве по обеспечению безопасности информационной техники (БСИ). (О них подробнее — см. в приложении «Краткий словарик секретных служб.)[9]

Какие права у немецких секретных служб?

Сбор информации из открытых и всем доступных источников не требует никаких правовых разрешений. Но там, где приходится применять для получения информации «разведывательные средства», дело обстоит по-другому. Задачи и сферы деятельности немецких секретных служб прежде всего определены и ограничены соответствующими законами (Закон о Федеральном ведомстве по охране конституции, Закон о БНД, Закон о МАД). Но в принципе в их распоряжении находится вся палитра разведывательных возможностей.

ОБЩИЕ ПРАВА.

Федеральное ведомство по охране конституции может собирать, обрабатывать и использовать всю информацию, необходимую для выполнения своих задач, включая персонифицированные данные. Оно может использовать методы, средства и инструменты для тайного сбора информации, включая агентуру (доверенных лиц), наружное наблюдение, звуко- и видеозапись, тайнопись, фальшивые документы и «маскировочные» автомобильные номера. Где эти предоставленные БФФ права подлежат ограничению? БФФ, например, обязано исправлять персонифицированные данные, если они неверны, и стирать их, если они больше не нужны. Земельные ведомства по охране конституции собирают информацию в соответствии со сходными законами о земельных органах охраны конституции, оценивают ее и передают в БФФ или в другие земельные органы власти, в случае, если последним это нужно для выполнения их задач. Подобными полномочиями в сфере общего права в вопросах получения разведывательной информации обладают также БНД и МАД. В «их» законах наличествуют ссылки на Закон о Федеральном ведомстве по охране конституции.

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРАВА.

БФФ и БНД уполномочены в единичных случаях требовать информацию у финансово-кредитных учреждений, банков, финансовых предприятий, т. е. сведения о банковских счетах, их владельцах и прочих уполномоченных лицах в вопросах капиталовложений и переводов денег. Таким образом, они получают возможность оценить финансовые ресурсы и опасность, например, террористических группировок. Кроме того, знания о трансфертах денег могут быть доказательством подготовки и планирования терактов.

БФФ имеет право получать у почтовых служб (Немецкая Федеральная почта, UPS, German Pаrcel, DHL) сведения о именах и адресах почтовых отправлений. Почтовые службы обязаны предоставлять такую информацию только при наличии твердых оснований для подозрения, что готовится, планируется или уже было совершено преступление.

Своевременно собранные и всеохватывающие сведения о перемещении подозрительных лиц должны дать БФФ возможность вовремя проанализировать местонахождение и перемещения международных террористических групп и других лиц, попавших в поле наблюдения БФФ, идентифицировать их места отдыха, проведения подготовки и планирования, а также — возможные цели для терактов. Потому БФФ имеет право получать у авиакомпаний информацию об именах и направлениях рейсов пассажиров. Дополнительные данные, получаемые от телекоммуникаций и об использовании услуг телефонных служб позволяют получать важную информацию о круге общения человека. Кому звонило подозреваемое лицо? Данные о времени соединения и номерах абонентов позволяют опознавать участников террористических сетей и точнее проводить расследования. Данные о звонках с мобильных телефонов позволяют без наружного наблюдения установить место пребывания звонившего в указанное время. К тому же местонахождения аппарата и профиль коммуникаций с конкретной «мобилки» дают важные сведения о характере наблюдаемого лица или организации. Потому БФФ имеет право требовать такие данные. Подобные права имеют также МАД и БНД.

Некоторыми из подпадающих под обязательное информирование в случае требования данными о телекоммуникационных соединениях и об услугах телефонных служб являются:

— данные о состоянии телефонных счетов, номера карточек, определение местонахождения или вызываемого номера абонента, или идентификацию номеров с и на который звонили, либо конечного устройства.

— Дата и время начала и конца соединения.

— Данные о клиенте, пользовавшемся услугами телекоммуникаций и телефонных служб.

— Конечные пункты постоянных соединений, дата и время их начала и конца.

Для запроса на телефонное прослушивание нужно назвать номер телефона. Но в последнее время участники террористических групп все чаще пользуются мобильными телефонами, происхождение которых спецслужбам неизвестно. Потому номера таких телефонов не могут быть установлены даже с помощью владельца телефонной сети. Но если знать номер карточки, то, как правило, выяснить номер соответствующего телефона не составляет труда. Потому БФФ получило принципиальное разрешение использовать устройство под названием IMSI–Catcher для выяснения номеров карточки и телефона и на основе этой информации — для выяснения местонахождения аппарата. IMSI–Catcher позволяет выяснить идентификацию (International Mobile Subscriber Identity) включенной «мобилки» в зоне действия сети. Идентификация IMSI зафиксирована на модуле СИМ-карты (Subscriber Identity Module), которую абонент мобильной связи получает при заключении договора на услуги связи. С помощью IMSI можно не только идентифицировать личность абонента, но и определить номер его мобильного телефона. Для того, чтобы узнать IMSI прибор IMSI–Catcher симулирует базовую станцию ячейки «радиосот» сети мобильной связи. Включенные «мобилки» в сфере действия этой симулированной базовой станции с СИМ симулированного владельца сети автоматически саморегистрируются на IMSI–Catcher.

Согласно статьи 10 Основного закона (Конституции) тайна почтовой переписки, а также телефонных переговоров и прочей связи является неприкосновенной. Ограничения этой неприкосновенности могут, естественно, быть введены только на основании закона. Это и произошло с помощью т. н. Закона Г-10[10] (назван так по номеру статьи Основного закона). В нем расписывается, для каких целей секретные службы имеют право проводить мероприятия по прослушиванию. Если мероприятие направлено против отдельного подозреваемого и включает круг его общения, оно определяется как «ограничение в отдельном случае» или «индивидуальный контроль».. Ограничение основных прав отдельного лица предусматривает наличие твердых подозрений, что данное лицо планирует, совершает или уже совершило одно из преступлений, указанных в «каталоге преступлений», содержащемся в законе Г-10.

Кроме того, возможны «стратегические ограничения» тайны почтовой и телефонной связи. Стратегический контроль означает, что контролируются не почта и телефонные переговоры отдельного лица, а коммуникационные линии вообще. Из огромного количества перехваченных разговоров вылавливаются отдельные на основе специфических признаков, например, ключевых слов, и подвергаются анализу. В своем «постановлении» федеральный министр внутренних дел определяет, в каких сферах может происходить наблюдение и какими областями телефонной и прочей дальней связи оно ограничивается. Это постановление должно быть одобрено контрольной комиссией Бундестага. В пределах дозволенных этой комиссией рамок федеральный министр может дать приказ на прослушивание. Решение о необходимости и позволительности данного приказа, включая использование критериев поиска, принимает комиссия Г-10 парламента.

Рассмотрим правовое положение и порядок действия на вот таком вымышленном примере. Немецкие спецслужбы предполагают, что в Германии долгое время пребывают обученные и готовые применить насилие экстремисты «Аль-Каиды».

Для маскировки они используют подходящий круг общения, сходный с ними по культуре и стилю жизни, но люди из этого круга (например, мечети и культурные учреждения в районах города с большой долей мусульманських иммигрантов) сами никак не связаны с подготовкой актов насилия. Возможно, местная мечеть финансируется из Саудовской Аравии А Саудовская Аравия известна своей реакционной фундаменталистской версией ислама — ваххабизмом. Вокруг таких центров могут возникать локальные структуры, сходные с коммуной по улице Мариенштрассе 11 в Гамбурге, где будущие участники терактов 11 сентября занимались их подготовкой и планированием.

Через доверенное лицо в мусульманском культурном клубе немецкие спецслужбы получили «наводку» на «Ибрагима» из Франкфурта. Он произносил речи, полные ненависти против «евреев и христиан», и писал эссе сходного содержания, размещая их на своей странице в Интернете. БФФ и ЛФФ земли Гессен принимают решение установить за «Ибрагимом» наблюдение. Этим занимаются не только доверенные лица в кругу мечети, которую тот регулярно посещает. Помимо этого, начинается контроль его почты, телефонных звонков и перемещений. Для перехвата звонков с его иностранного мобильного телефона невыясненного происхождения используется IMSI–Catcher. В результате наблюдения выясняется, что «Ибрагим» регулярно получает письма с призывами к Джихаду, предположительно, из пакистанских источников, и в кругу своих единомышленников обменивается мыслями о необходимости «Священной войны в Германии». Среди его друзей есть некие «Абдалла» и «Мохаммед». Оба уже попадали в поле зрения властей, потому что один за другим в феврале 2001 года заявили о потере паспортов, что вызвало подозрение, что оба сделали это в целях сокрытия своего пребывания в учебном лагере террористов «Аль-Каиды» в Афганистане. «Ибрагим» и его знакомые часто выезжали за границу. При проверке их авиарейсов выяснилось, что летали они в Стамбул и в Тегеран (который известен как пересадочный пункт по дороге в Пакистан), а также в южную Францию, где поддерживают контакты с «братьями по вере». Теперь БФФ ведет наблюдение и за «Абдаллой» и «Мохаммедом», кроме того, вводится стратегический контроль за телекоммуникациями и фильтрование по определенным ключевым словам, что дает информацию о прочих участниках движения этих сторонников Джихада в Германии. БФФ передает собранные данные полиции (Федеральному ведомству уголовной полиции — БКА), которая проводит правоохранительные мероприятия (обыск в квартирах, аресты). Общие результаты наблюдения за почтой, телефонной связью и перемещениями: установлено, что «Абдалла» и «Мохаммед» — боевики «Аль-Каиды». В их квартирах найдено оружие и планы нападения на банковский квартал Франкфурта-на-Майне. Их поддерживали «Айман» из Берлина и «Халид» из Мюнхена. Проверка банковских счетов этих людей показывает, что они регулярно получали деньги от одного источника в Кувейте, затем большими суммами наличных снимали со счетов и передавали «Абдалле». Все четверо были прочно интегрированы в структуры «Аль-Каиды».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic